Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Влияние энергетики на коренные малочисленные народы Севера

Современное положение коренных народов Севера

Крупные энергетические объекты, действующие, строящиеся и планируемые на Севере, в Сибири и Дальнем Востоке, как правило, расположены на территориях традиционного проживания и традиционного природопользования коренных малочисленных народов и в разной степени оказывают воздействие на эти народы, и живущее вместе с ними местное сельское население.

Комитет по делам Севера и малочисленных народов Совета Федерации РФ в материалах к Парламентским слушаниям в Совете Федерации по вопросу «Правовое обеспечение этнологической экспертизы как обязательное условие при освоении северных территорий» в 2007 опубликовал такие данные Федерального агентства кадастра объектов недвижимости: «Сложившаяся с начала 30-х гг. структура природопользования и концепция освоения Севера отдавали приоритет развитию промышленности в ущерб традиционным отраслям хозяйства, в результате чего возникли обширные очаги сильного загрязнения деградации природной среды, которые привели к нарушению и выбытию из оборота наиболее ценных в сельскохозяйственном отношении земель. …В первую очередь нанесен значительный ущерб оленьим пастбищам… Фактором в значительной мере дестабилизирующим экологическую обстановку на территориях традиционного природопользования является стрессовое воздействие промышленных объектов на оленьи пастбища и охотничьи угодья, охватывающее до 40% площади традиционного природопользования».

В связи с промышленным освоением Севера, Сибири и Дальнего Востока демографическая ситуация в этих районах сильно изменилась, и современное социально-экономическое и демографическое положение коренных малочисленных народов вызывает опасения специалистов.

В этих регионах проживает всего около 250 тыс представителей 40 коренных народов, которые включены в официальный перечень коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, избранных по признакам приверженности к традиционному образу жизни и численности каждого народа менее 50 тыс человек.

Кроме того, на российском Севере, преимущественно в сельской местности, проживают также потомки старожильческого славянского и неславянского населения. Это – коми, карелы, якуты, поморы, метисные потомки русских первопроходцев Сибири, живущие на севере Сибири более 300 лет. Эти народы и этнические группы не имеют статуса коренных малочисленных народов, но в большинстве своем ведут такой же, как и коренные народы, образ жизни, и их благосостояние полностью зависит от состояния окружающей среды, т. е. состояния мест охоты, ры- балки, собирательства, огородничества. Суммарная численность этих групп населения составляет, по оценкам этнографов, около 1 млн человек.

У коренного населения Севера, Сибири и Дальнего Востока доля городского населения составляет менее 25%, т. е. более 75% представителей коренных народов сосредоточены в сельской местности. А большинство горожан из числа коренных народов тесно связаны со своими сельскими родственниками и стремятся улучшить свое благосостояние за счет сезонных занятий традиционными видами деятельности, выезжая на родовые земли для охоты, рыбалки, собирательства. Около половины всего коренного населения Севера занято в оленеводстве.

Сельское коренное и старожильческое население живет в условиях самообеспечения за счет использования традиционных природных ресурсов. Уровень безработицы среди коренных народов увеличился за последнее десятилетие ХХ века в 8 раз (в целом по России в 3,5 раза). Денежные доходы коренных жителей в 2-3 раза ниже общероссийских. Число родившихся снизилось к 2002 г. по сравнению с 1995 годом на 69%, а показатели смертности выросли на 35,5%. Средняя продолжительность жизни у коренных народов на 10-20 лет меньше, чем средняя по России. Средний возраст смерти у мужчин коренных народов – около 45 лет. Ухудшилась санитарно-эпидемиологическая ситуация и состояние здоровья коренных народов Севера. Показатели заболеваемости алкоголизмом, туберкулезом значительно выше среднероссийских. Вы- сока доля смертей от внешних причин (несчастных случаев, самоубийств, убийств). Доля смертей от внешних причин у народов Севера составляла в 1998–2001 годах почти 37% от всего числа смертей, в то время как в России в целом – 14%. А если сравнить с другими развитыми странами, то в Финляндии – менее 8% (в те же годы), в США – 6% (1998), в других европейских странах и того меньше. Современные показатели смертности и рождаемости у коренных народов указывают на то, что коренные народы Севера относятся к группе повышенного риска. А, учитывая малую численность каждого из этих народов и этнических групп, при резком изменении и ухудшении привычных условий жизни им угрожает этническая депопуляция*1.

Проблемы законодательного регулирования оценки воздействия энергетических проектов на исконную среду обитания и традиционный образ жизни

Между тем в Российском законодательстве на федеральном уровне отсутствуют четкие нормы по оценке воздействия проектов промышленного освоения на исконную среду обитания и традиционный образ жизни коренных народов, а также механизмы справедливого возмещения ущерба. Федеральным законом «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» (ст. 1) введено понятие «этнологическая экспертиза – исследование влияния изменений исконной среды обитания малочисленных народов и изменения социально-культурной ситуации на развитие этноса», предусмотрено право на участие коренных малочисленных народов в принятии решений по вопросам защиты исконной среды обитания, традиционного образа жизни и право на возмещение убытков, причиненных им в результате нанесения ущерба исконной среде обитания (ст. 8 ук. Закона). То же предусмотрено и некоторыми другими законами Российской Федерации. Все это создает хорошие предпосылки для решения проблемы. Но на практике, поскольку коренное и местное население не имеет юридических прав собственности, пользования или владения на земли, где оно живет, охотится, рыбачит, пасет оленей, компании не считают себя обязанными получать их согласие на начало работ. Порядок проведения «этнологической экспертизы», оценки специфического ущерба исконной среде обитания и убытков граждан, ведущих традиционный образ жизни, адресного использования компенсаций также не определен.

Только в 5 из 27 северных субъектов, где живут коренные народы (Ненецком, Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах, Республике Саха (Якутия), Сахалинской области) приняты специальные нормативные акты об обязательности для промышленных компаний вести переговоры и заключать соглашения с представителями коренных народов. Но так как соответствующих норм в федеральном законодательстве нет, компании вправе оспаривать эти региональные требования или диктовать свои условия их выполнения. Для крупных компаний гораздо проще выплатить оговоренные суммы органам власти субъектов РФ и органам местного самоуправления муниципальных образований, в некоторых случаях, конкретным крупным хозяйствам коренных малочисленных народов. От активного взаимодействия с коренными народами Севера в области этноэкологического мониторинга проектов, совместного принятия решений (соуправления природными ресурсами), коррекции проектов, обучения и приема на работу местного населения компании, в большинстве случаев, воздерживаются.

Пока положительные примеры взаимодействия энергетических компаний и организаций коренных народов можно перечесть по пальцам. Это соглашения о социально-экономической помощи общинам и оленеводческим хозяйствам в НАО и ХМАО, (компании «Северное Сияние», «Лукойл Коми» «ЛУКойл-Западная Сибирь»), тройственные соглашения о сотрудничестве органов государственной власти ЯНАО, организации коренных малочисленных народов «Ямал-потомкам!» и компаний «Газпром», НОВАТЭК, Роснефть, Лукойл, ТНК ВР в ЯНАО, создание первого этнологического совета в Ямальском районе, реализация с 2006 г. «Плана содействия развитию коренных малочисленных народов Сахалинской области» компанией «Сахалин Энерджи» совместно с уполномоченными представителями коренных малочисленных народов и органами власти Сахалинской области. Но все это локальные инициативы органов государственной власти некоторых субъектов Федерации, отдельных компаний и самих организаций коренных малочисленных народов. Те же самые компании в регионах, где нет определенной позиции властей, нет активных организаций коренного населения, способных четко выразить свои требования, ведут себя совершенно иначе*2.

Вопросы легитимного взаимодействия инициаторов энергетических проектов с коренным и местным населением нужно решать на государственном уровне. Для того, чтобы принципы цивилизованных взаимоотношений, партнерства и обеспечения прав граждан в области защиты исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей коренных народов и местного населения стали правилом необходимо федеральное регулирование в этой области. В федеральном законодательстве должны быть четко определены обязательства представителей бизнеса и государства по отношению к коренным малочисленным народам и местному населению, в случаях, когда промышленное освоение природных ресурсов и строительство энергетических объектов ведется в местах традиционного проживания и природопользования этих групп населения. В федеральном законодательстве должен быть прописан весь механизм обеспечения права малочисленных этнических групп на защиту исконной среды обитания и традиционный образ жизни, в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

Изменение климата, энергетика и коренные народы Севера

Последствия изменений климата, отмечаемые исследователями*3, создают дополнительные угрозы для состояния исконной среды обитания и традиционного образа жизни народов Севера. Эти последствия могут быть особенно опасными в местах расположения энергетических объектов, в связи с чем необходима государственная программа превентивных мер и адаптации коренного и сельского населения Севера к ожидаемым последствия изменений климата (таблица 2.1.1).

*1 Д.Д. Богоявленский. «Вымирают ли народы Севера?» // Социологические исследования. 2005. 8. С.55-61.

*2 O.A. Мурашко, составитель. Экологический со-менеджмент ресурсодобывающих компаний, органов власти и коренных малочисленных народов. М., 2009

*3 «Оценочный доклад об изменениях климата и их последствиях на территории Российской Федерации» Росгидромет 2008 г. Воздействие изменения климата на российскую Арктику: анализ и пути решения проблемы. WWF России. – М., 2008. – 28 с. www.unfccc.int

Таблица 2.1.1

Предполагаемые воздействия

изменений климата

Последствия для традиционного образа жизни и природопользования коренных народов

Возможности развития альтернативных видов деятельности и модернизации образа жизни коренных народов

Возможное увеличение нагруз ки и рост числа аварий на ЛЭП из-за резких перепадов температуры и усиления опасных гидрометеорологических явлений.

Подвижки грунта в зонах таяния вечной мерзлоты создают риски в эксплуатации зданий и технологических сооружений (включая транспортную систему – дороги, взлетно-посадочные полосы), а также магистральных трубопроводов. Усиление штормов, эрозии берегов и, как следствие, нарушения инфраструктуры прибреж ных территорий и сооружений, в том числе нефтяных терминалов и трубопроводов. Возможное расширение доступа к новым месторождениям полезных ископаемых, и, как следствие, приток нового населения.

Наиболее пострадает ведущая отрасль – крупнотабунное тундровое оленеводство, которое уже сейчас страдает от участив шихся гололедов, вызывающих голод и падеж в стадах и за счет которого, в основ ном, живет половина коренного населения. Риски разрушения инфраструктур поселений, аварии на технологических объектах приведут к большему сокращению площадей традиционного природопользования, обнищанию коренного населения.

Возможное расширение доступа к новым месторождениям полезных ископа емых, и приток нового населения приве дет к еще большей маргинализации ко ренного населения, сужению возмож ности для использования природных ре сурсов в традиционных видах природо пользования (конкуренция с пришлым населением в области использования охотничьих, рыболовных ресурсов и собирательстве дикоросов), изменению традиционного уклада жизни и питания.

Пути адаптации:

- уход в незатронутые индустриализацией районы и модернизация традиционных видов деятельности;

- развитие глубокой переработки продук ции традиционного природопользования;

- развитие альтернативных видов деятельности в сфере народных художественных промыслов, маркетинга продукции традиционного природопользования.

Попытка ассимиляции в городах приведет к полному изменению уклада жизни, питания, стрессам.

Минимизировать негативные последс твия для коренного населения вследствие вынужденного изменения образа жизни возможно путем проведения превентив ных мероприятий в области здравоохра нения, реформы образования с учетом специфики коренных малочисленных народов, поиска и обустройства оптимальных территорий для сохранения и развития традиционного образа жизни.

Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.